Прибалтика

2. Промышленность

Промышленность в Эстонии развита слабо. В ней занято 13% населения. Из 11 тыс. предприятий насчитывается всего 4 предприятия с количеством свыше 1 тыс. рабочих; из них 2 текстильные, 1 мебельная и 1 бумажная фабрики. Предприятий с числом рабочих свыше 20 насчитывается 377, а от 5 до 19—984.

По данным, приведенным министром хозяйства Сеппом в сентябре 1938 г. в Эстонии в 1929 г. в промышленности было занято 22,9 тыс. рабочих, в 1932 г. — 26,8 тыс. рабочих, в 1937 г. — 50,7 тыс. рабочих, в 1938 г. — 52,8 тыс. рабочих.

За последние годы в эстонской промышленности наблюдался некоторый подъем. Но происходил он, главным образом, в отраслях военного значения. Индексы промышленной продукции «оказывают, что этот рост наблюдался в основном в отраслях, производящих средства производства, за счет средств потребления.

В добывающей промышленности основной отраслью являются разработки залежей горючего сланца, расположенные на северо-востоке Эстонии, в уезде Раквере (Ве-зенберга) до самой советской границы. Сланцевые поля занимают пространство около 3 тыс. км2. Запасы сланцев исчисляются от ,4,5 до 6 млрд. га. Сланцы содержат большой запас нефти. Разработки производятся: а) государством (в Кохтла, где находится старейшее и наиболее крупное производство); б) потребляющими сланец предприятиями (бумажные и цементные фабрики, железные дороги и т. д.) и, наконец, в) концессионерами.

До 1929 г. народнохозяйственное значение сланцевых разработок заключалось в снабжении эстонских железных дорог и промышленности отечественным топливом. Однако производившиеся с 1925 г. опыты по дестилляции сланца дали в 1929 г. положительные результаты.

В минералообрабатывающей промышленности наиболее важным является производство цемента, для которого существуют в Эстонии хорошие природные предпосылки. Однако местный рынок был слишком узок, а своего естественного, ленинградского, рынка цементная промышленность была лишена. Это ставило цементную промышленность Эстонии в тяжелое положение. Работает только одна цементная фабрика в Порт-Кунде, выпускающая до 400 тыс. бочек цемента в год. Экспорт цемента незначителен.

Для металлообрабатывающей промышленности Эстонии потеря русского рынка сыграла особенно большую роль. Как уже упоминалось выше, к началу мировой войны на территории Эстонии, главным образом в Таллине, находился ряд крупнейших заводов: Русско-Балтийский судостроительный и механический с 5—6 тыс. рабочих (во время войны их число возросло до 11 тыс. человек), Петровская верфь с 1,5 тыс. рабочих, Таллинские портовые мастерские с 1200 рабочих, вагоностроительный завод «Двигатель» (С числом рабочих свыше 2 тыс. Кроме того, имелся целый ряд других менее крупных, но все же значительных машиностроительных заводов — Ильмарине (нефтемоторы), Крулль (холодильное оборудование), «Вольта» (электрооборудование), Тартуская телефонная фабрика и т. д.

Большинство крупных предприятий было вынуждено вследствие потери русского рынка почти или совершенно прекратить производство (Русско-Балтийский завод, Пет-'ровская верфь, «Двигатель»); Таллинские портовые мастерские работают с половинной нагрузкой. Та нагрузка, которую все же имеет эстонская металлообрабатывающая промышленность, объясняется приспособлением ее производства к внутреннему рынку. Задача же завоевания новых внешних рынков после утраты русского оказалась вследствие недостатка в капиталах и трудности конкуренции с крупными индустриальными странами мало выполнимой. Лишь некоторые предприятия (например «Вольта» и Тартуская телефонная фабрика) сумели добиться сколько-нибудь значительного проникновения их продукции на внешние рынки, а именно в Прибалтику и Скандинавию.

В химической промышленности Эстонии крупное довоенное производство — завод Майера — совершенно сошло на-нет. В настоящее время основное значение в этой отрасли имеет спичечная промышленность, далеко превышающая довоенный уровень. "В 1928 г. Эстония передала шведскому спичечному тресту монополию на производство и продажу спичек в Эстонии. Спичечная промышленность работает, главным образом, на экспорт.





  •